«Нынешняя избирательная кампания — это битва двух антирейтингов»

Уже в этом ноябре состоятся президентские выборы в США — их результаты будут иметь огромное значение для остального мира, в том числе и для России. Как и в 2020 году, основными кандидатами на них выступают действующий и бывший президенты: Джо Байден и Дональд Трамп. Несмотря на те же лица, в политической жизни США успели произойти значительные перемены.

25 мая на Интеллектуальной ярмарке имени Бугрова в Нижнем Новгороде политтехнолог, автор телеграм-канала Campaign Insider и руководитель «Дубравский Консалтинг» Павел Дубравский представил свой доклад о предстоящих выборах. Мы воспользовались этой возможностью, чтобы обсудить с ним предстоящую кампанию: как изменилось восприятие Дональда Трампа избирателями, с какими вызовами столкнулся Джо Байден за свое президентство, и почему высококонкурентная американская политическая система четыре года спустя предлагает избирателям тех же самых политиков.

– Павел, два года назад в первом выпуске нашего журнала вы писали о том, как кризис, вызванный пандемией COVID-19, расколол американское общество. Если Байдену на фоне неудач и хаотичных мер федерального правительства и властей штатов удалось собрать вокруг себя широкую коалицию избирателей, то у Трампа не получилось выработать эффективный и универсальный месседж. Что изменилось спустя четыре года после тех выборов? В каком положении оказались эти два кандидата?

– Изменилось все. Во-первых, Дональд Трамп, из аутсайдера и человека, который не справился с кризис-менеджментом в 2020 году, превратился для своих сторонников и избирателей в анти-системную фигуру. Во-вторых, за три года правления Джо Байдену не удалось удержать «расовую коалицию».

Что такое «расовая коалиция»?

Расовая коалиция — это объединение различных расовых или этнических групп избирателей в поддержку определенного кандидата или партии. Эта коалиция может включать белых, афроамериканцев, латиноамериканцев, азиатов, а также другие менее представленные группы. Поддержка таких групп крайне важна для победы на выборах в США, поскольку общество значительно сегрегированно, что серьезно влияет на результаты голосования в избирательных округах.

Согласно различным социологическим исследованиям, среди афроамериканского электората поддержка Трампа увеличилась до 24–26%, тогда как в 2016 и 2020 годах она составляла 13%. То же самое происходит и с латиноамериканским электоратом, который уже сейчас тяготеет одновременно к обоим кандидатам: около 50% скорее к Байдену, 40% — к Трампу и 10% неопределившихся, причем показатели кандидата-республиканца продолжают увеличиваться.

Почему Дональд Трамп проиграл в 2020 году?

На фоне пандемии COVID-19 в американском обществе произошел раскол по нескольким вопросам: отношение к государственным политикам по борьбе с коронавирусом, таким как локдауны и массовая вакцинация, социальная поддержка населения, оценка действий администрации Трампа по борьбе с болезнью. Действующему президенту не удалось сохранить свой пост из-за слишком хаотичной политики в отношении COVID-19 и отсутствия стратегического подхода к избирательной кампании. Уровень доверия к Трампу снизился, а его команде не удалось сформировать широкую коалицию поддержки избирателей. Подробнее об этом читайте в статье Павла Дубравского на страницах первого номера нашего журнала «Гражданское общество: вызовы в эпоху пандемии».

В-третьих, изменился международный контекст. Если в 2020 году Трамп уходил как президент, который заключил ближневосточную сделку по признанию Израиля, то сегодня мы видим, что Байден не может справиться с ситуацией в регионе. В глазах электората Трамп выглядел человеком, у которого были конкретные ценности, предложения и достижения. Байден же старается быть политиком «за все хорошее, против всего плохого», из-за чего не может сформулировать четкий месседж своей кампании.

Подробнее о разнице подходов администраций Трампа и Байдена ко внешней политике США на Ближнем Востоке

Администрация Трампа традиционно для республиканцев занимала активную про-израильскую позицию. Так в 2018 году США перенесли свое посольство из Тель-Авива в Иерусалим, таким образом признав его суверенитет над городом. В 2020 году Трамп представил свой план по урегулированию палестино-израильского конфликта, поддержанный тогдашнем правительством Израиля. В 2020–2021 годах при посредничестве США между Израилем, Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном, Суданом и Марокко был подписан ряд международных договоров об установлении дипломатических отношений, налаживании экономического сотрудничества и инвестициях. В медиа их окрестили «Ближневосточной сделкой» и «Соглашениями Авраама».

7 октября 2023 года боевики организации ХАМАС напали на Израиль. В ответ Армия Обороны Израиля начала военную операцию «Железные мечи» в Секторе Газа, которая продолжается по настоящее время. Израиль считается важнейшим союзником США в регионе. Официально администрация Байдена поддержала Израиль и даже оказала внушительную военную помощь, но при этом США оказывают давление на правительство Нетаньяху с целью вынудить израильтян перейти от вооруженного противостояния к мирным переговорам.

При этом у Трампа есть серьезные репутационные проблемы: четыре уголовных дела. В рамках одного из них прозвучали публичные заявления порнозвезды Сторми Дэниелс о том, что у нее была сексуальная связь с женатым Трампом.

Какие обвинения выдвинуты против Дональда Трампа?

На данный момент против Дональда Трампа рассматривается четыре уголовных дела.

О роли Трампа в массовых протестах 6 января 2021 года в Вашингтоне, которые закончились занятием протестующими здания Капитолия, срывом на несколько часов заседания коллегии выборщиков с подведением итогов президентских выборов, а также смертью пяти митингующих.

О хранении секретных государственных документов на вилле Мар-а-Лаго во Флориде после окончания президентского срока. По этому делу в особняке были проведены обыски.

О попытке фальсификаций президентских выборов 2020 года в штате Джорджия: Трампа обвиняют в оказании давления на госсекретаря штата Брэда Раффенспергера с целью повлиять на подсчет голосов, а также намерении протолкнуть альтернативный список выборщиков, поддерживающих тогдашнего президента.

О подлоге финансовой документации. Трамп обвиняется в том, что в период президентских выборов 2016 года выплатил 160 тыс. долларов порноактрисе Сторми Дэниелс через своего юриста Майкла Коэна в обмен на молчание об их интимной связи. Выплата была оформлена в финансовых документах как оплата юридических услуг Коэна, хотя по факту деньги были переданы Коэном Дэниэлс.

Несмотря на преследования, критику и сопротивление мейнстримных медиа, Трамп пока что опережает Байдена в пяти из шести спорных штатов на 3–5%: в Мичигане, Неваде, Джорджии, Аризоне и Висконсине. Только в Пенсильвании они имеют паритет по уровню поддержки. Также в последние годы к классическому списку спорных штатов добавляют Северную Каролину, но и там лидирует Трамп.

Выборы 2020 года напоминали референдум о доверии Трампу, который тот проиграл. Нынешняя избирательная кампания напоминает 2016 год — это битва двух антирейтингов.

О роли спорных штатов на президентских выборах в США

Президентские выборы в США не являются прямыми — президент и вице-президент избираются коллегией выборщиков. Голосование проходит за выборщиков на уровне штата. Каждый штат имеет определенную квоту выборщиков. В случае победы одного из кандидатов на уровне штата утверждается его список выборщиков. Во внутренней американской политике штаты принято делить на «синие»‎, где регулярно побеждают демократы, и «красные»‎, поддерживающие республиканцев. Спорные штаты — это регионы, в которых результаты выборов отличаются от кампании к кампании. В них нет явного преобладания ни у одной из двух доминирующих партий. Поэтому кандидаты в президенты США тратят больше всего ресурсов на агитацию именно в этих штатах.

– Давайте постараемся обрисовать в общих чертах политические позиции главных кандидатов на этих выборах. 

– Если говорить о Трампе, то прежде всего это изоляционизм — отсутствие желания участвовать в конфликтах за рубежом. Он публично заявил, что хочет предложить мир России и Украине, однако мы не знаем, на каких условиях. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан высказывался о том, что Трамп может давить на Украину через ограничение финансовой помощи, а на Россию — путем переговоров с предложением вернуться в европейскую политику без зависимости от Китая. Российско-китайские отношения на данный момент имеют большое значение, поэтому позиция КНР по отношению к конфликту очень важна. Однако это не означает, что американские санкции против России обязательно будут сняты. Что касается войны в Газе, то Трамп поддерживает Израиль.

У Байдена другие взгляды на международную политику. В случае с Украиной он стремится либо нарастить ее поддержку, либо сохранить статус-кво. По конфликту в Газе у него нет однозначной позиции: с одной стороны, он декларативно поддерживает Израиль, но с другой стороны не критикует про-палестинские движения, особенно активные на кампусах американских университетов. В случае своего избрания Байден продолжит ту же предсказуемую политику.

При этом обоих кандидатов объединяет общая антикитайская позиция, а также стремление перенести больше производственных цепочек на территорию США.

Во внутренней политике я бы назвал Байдена одним из самых левых американских президентов за последнее время — он исповедует социальный прогрессивизм, левый либерализм.

Его повестка — это увеличение налогов для богатых, обеспечение равенства и разнообразия путем введения квот и увеличения государственной поддержки населения. Байден собирается продолжить расширять перечень лекарств, которые обеспечиваются страховкой, а также продвигать инициативу по прощению студенческих долгов. Кроме того, он поддерживает прогрессивную культурную повестку по обеспечению прав меньшинств — достижения на этом направлении являются важным элементом его кампании.

О проблеме студенческих долгов в США

Высшее образование в США — платное. В качестве меры социальной поддержки для повышения доступа к обучению с середины прошлого века федеральное правительство предоставляет студентам образовательные кредиты по льготным условиям. С одной стороны, благодаря этим кредитам больше людей могут позволить себе обучаться в университетах. С другой стороны, это провоцирует рост стоимости высшего образования, а значит все большее число людей нуждается в образовательных кредитах. На апрель 2024 года совокупная сумма студенческих долгов в США составляет 1,75 трлн. долларов. На сентябрь 2021 года было прощено долгов на сумму более 1 млрд. долларов. Всего администрация Байдена собирается простить обязательств на 441 млрд. долларов — против этой инициативы выступает Верховный суд, однако Байден не планирует пересматривать эту политику.

Позиция Трампа отличается — она скорее правоцентристская. Он выступает против культурных войн, но при этом критикует прогрессивные практики. По важному для американцев вопросу абортов он отошел от типичной для консерваторов поддержки запретов и выступает с более нейтральных позиций: пускай все решают штаты. Байден же является противником любых ограничений.

– Какие у этих кандидатов есть сильные и слабые стороны? Скажем, какой отклик у американского электората вызывают результаты государственной политики администрации Байдена? И как изменилось отношение к Трампу на эти четыре года, когда он успел стать фигурантом уже нескольких уголовных дел?

– Респонденты оценивают итоги президентства Трампа на 5–7% выше, чем Байдена. Антирейтинги обоих кандидатов сейчас находятся на уровне 56–57%. В моменте у Байдена он выше на 1% — к нему у избирателей слишком много вопросов из-за экономической ситуации, в особенности роста инфляции: увеличения стоимости базовых товаров для домохозяйств, продуктов питания, топлива и образования. В целом, экономическую политику Байдена оценивают крайне негативно, а Трампа — скорее позитивно. При этом Байден хвастается созданием рекордного числа рабочих мест для разных социальных групп, большим, чем при Трампе. Но нужно понимать, что во многом это связано с восстановительным ростом экономики после кризиса в период пандемии COVID-19. 

Однако результаты предстоящих президентских выборов зависят даже не столько от рациональных мотивов избирателей — стремления поддержать кандидата, чья политика кажется выгодной — сколько от идеологических предпочтений и эмоций.

Как я уже упоминал ранее, отношение избирателей к Трампу сильно изменилось. В 2020 году он воспринимался как лузер, а в 2022 году истеблишмент Республиканской партии даже хотел слить его с праймериз: по результатам закрытых опросов на консервативных съездах 51–52% партийных функционеров выступали против Дональда Трампа как кандидата в президенты. Даже сейчас на нынешних республиканских праймериз в штатах, когда он уже фактически является безальтернативным кандидатом, 15–20% избирателей голосуют против него.

Фото: Elvert Barnes.

Однако за прошедшие четыре года Трамп сменил свое позиционирование: он обратил заведенные против него уголовные дела себе на пользу, поэтому сейчас для огромного числа избирателей из разных социальных страт он воспринимается как кандидат против системы. Возможно, это частично объясняет рост его узнаваемости и поддержки внутри афроамериканского сообщества.

У Байдена другая ситуация: если в 2020 году он был центристом и объединяющим разные группы избирателей кандидатом, который должен был нормализовать ситуацию в стране после срока Трампа, то сейчас его образ стал значительно левее. Кроме того, при нем поляризация в американском обществе только выросла.

– Как бы вы охарактеризовали электорат обоих кандидатов — с точки зрения их принадлежности к тем или иным расовым, социально-экономическим и религиозным группам? Успешны ли Байден и Трамп в плане расширения своего круга поддержки относительно прошлой кампании 2020 года?

– В 2020 году Байден победил, потому что смог мобилизовать избирателей из разных этнических групп, причем молодую часть электората: за него проголосовало больше афроамериканцев, азиатов и латиноамериканцев, чем за других кандидатов в президенты в истории. 

Однако сейчас ситуация меняется из-за роста рейтинга Трампа, а также появления третьего кандидата — Роберта Кеннеди-младшего, с которым у Байдена больше пересекаются политические позиции. Это означает, что… 

недовольные Трампом избиратели все равно скорее поддержат Трампа, а не Байдена или Кеннеди, в то время, как избиратели, которым не нравится Байден, могут проголосовать и за Кеннеди.

Электоральная база Трампа — это белые избиратели без высшего образования, белые жители пригородов, белый, латиноамериканский и афроамериканский рабочий класс, а также религиозный электорат, который недоволен прогрессивистской политикой Байдена.

– Насколько вообще на данный момент в США для кандидата в президенты важно обращаться к медианному избирателю, а не наоборот транслировать радикальную повестку? Особенно на фоне усиливающейся поляризации в американском обществе.

– Радикализм проявляется на партийных праймериз, поскольку на них голосуют идеологически настроенные сторонники, и политики выражают на них крайние позиции. Но уже после праймериз кандидаты, наоборот, становятся более умеренными, чтобы завоевать поддержку большего числа избирателей. Интересно, что результаты выборов в США сегодня все больше определяют избиратели, которые не относят себя ни к республиканцам, ни к демократам — их доля продолжает увеличиваться с 2011 года. Согласно статистике 2023 года, 41–43% электората, участвующего в праймериз штатов, представляют собой неопределившихся независимых избирателей. Поэтому на этих выборах победит тот политик, который сможет лучше сформулировать единый месседж, предложить эффективные решения в области экономики и внешней политики, а также донести свои ценности до граждан.

– Почему спустя четыре года США пришли к ситуации, когда американцам снова приходится выбирать из тех же самых кандидатов от республиканцев и демократов — обоих с опытом президентства? Почему вообще ни одна из двух доминирующих партий не смогла предложить избирателям новые лица? Ведь и среди республиканцев, и среди демократов есть целый ряд новых, молодых политиков. 

– Демократическая партия изначально взяла курс на сохранение статус-кво: уже в феврале 2023 года ее руководство приняло решение поддержать Байдена еще до официального объявления о его участии в выборах. Изначально существовало неофициальное соглашение, что Байден будет кандидатом на один срок. Однако он решил идти на второй, и партия его поддержала, заявив, что не будет проводить внутренние дебаты и активничать на праймериз, сосредоточив ресурсы на поддержке одного кандидата.

Иная ситуация сложилась в Республиканской партии. Как я уже упоминал, в 2022 году ее истеблишмент хотел избавиться от Дональда Трампа, но, увидев его высокие рейтинги и доминирующее положение даже без участия в дебатах, понял, что он единственный кандидат, способный противостоять Байдену. Это решение не было связано с отсутствием новых лиц в партии: у республиканцев были такие кандидаты, как Рон Десантис, Вивек Рамасвами и Никки Хейли.

Несмотря на целый ряд новых лиц в Республиканской партии, никому из них не удалось победить Дональда Трампа. Сам экс-президент не стал участвовать в дебатах с другими кандидатами на партийных праймериз.

Первый — губернатор штата Флорида — доказал на практике, что готов реально выполнять свои предвыборные обещания, и изначально у него были самые высокие шансы победить Трампа на праймериз. Однако Десантис оказался неспособным эффективно вести большую избирательную кампанию на федеральном уровне. Рамасвами оказался очень талантливым кандидатом и настоящим открытием, однако против него сыграл религиозный фактор, весьма важный для республиканского электората, особенно в первых штатах, где проводились праймериз — Вивек не христианин. Никки Хейли — достаточно молодая по меркам Республиканской партии кандидат, но у нее не получилось противостоять высокому рейтингу Трампа.

– Впервые за долгое время у нас появился третья яркая фигура: Роберт Фрэнсис Кеннеди-младший. Как бы вы его охарактеризовали: какую повестку он продвигает, к какой из двух партий скорее близок по взглядам?

– Кеннеди не принадлежит ни к одной из двух партий, открыто называет себя популистом, который выступает против сложившегося статус-кво и двухпартийного политического истеблишмента. Он интересен как кандидат, продвигающий левую повестку, особенно в области экологии. При этом Кеннеди не этатист, он также выступает против корпораций и государства, критикуя существующие союзы между ними. Его биография драматична: его супруга покончила с собой, а семья отказалась от него, заявив, что он позорит клан Кеннеди своим участием в избирательной кампании против Байдена и Демократической партии. Он представляет собой новый тип демократа, отражающий тенденцию партии к дальнейшему смещению влево.

Кеннеди позиционирует себя как третью, альтернативную политическую силу, хотя на самом деле таковой не является.

У него есть несколько проблем. Главная — для участия в дебатах ему необходимо набрать 15% узнаваемости в опросах и зарегистрироваться кандидатом в штатах, которые в совокупности дают 270 выборщиков из 538. Если он не выполнит эти условия, он не сможет участвовать в дебатах, что значительно снижает его шансы.

Об особенностях регистрации кандидатом на президентских выборах в США

Процедура регистрации кандидата в президенты США различается в зависимости от штата, так как в соответствии с американской избирательной системой кандидат должен регистрироваться отдельно в каждом штате. Обычно кандидаты должны собрать определенное количество подписей избирателей в соответствующем штате или внести избирательный залог.

Это правило было введено в 1992 году, когда Росс Перо, баллотировавшийся против Клинтона и Джорджа Буша-старшего, был допущен до дебатов в качестве исключения. В 1996 году он уже не смог в них поучаствовать и не показал значительных результатов на выборах. Поэтому у Кеннеди шансов мало, но, как я уже упоминал ранее, он может перетянуть часть голосов за Байдена на себя.

Фото: Gage Skidmore.

Кеннеди считает, что если он выиграет в определенных штатах и ни один кандидат не наберет необходимого числа голосов выборщиков для победы, президента будет избирать Палата представителей, а вице-президента — Сенат. В таком случае голосование в Палате представителей проводится не индивидуально, а по блокам, представляющим каждый штат отдельно. Один блок — один голос, для победы нужно набрать минимум 26. Теоретически это увеличит его шансы на победу, хотя вероятность такого исхода минимальна.

– Я понимаю, что делать какие-либо предсказания на будущее в политике — это плохая идея, особенно в случае со страной, которая может похвастаться реально свободными и конкурентными выборами. Поэтому лучше спрошу вас немного о другом: за какими трендами и сюжетами американской политики следует следить сейчас больше всего, как сторонним наблюдателям?

– В ближайшие пять–десять лет политическая сцена в США может развернуться вправо, то есть правые будут отменять многие левые реформы или, по крайней мере, противодействовать им. При этом значение крайних политических позиций снизится, и большинство избирателей будет стремиться поддерживать не демократов или республиканцев, а тех кандидатов, чья политика будет выгодной, а ценности — близкими.

Что касается новых лиц в политике, то стоит обратить внимание на Вивека Рамасвами, у которого, как мне кажется, есть большое будущее. Я бы также посоветовал следить за либертарианцами из штата Джорджия, где в 2020 году на выборах в Сенат их кандидат Оливер Чейс набрал 2,1% голосов и повлиял на результаты второго тура.

Кто такой Оливер Чейс?

Оливер Чейс — американский политик, член Либертарианской партии США, ранее участник многочисленных кампаний по выборам в Конгресс от штата Джорджия. 26 мая Национальный съезд партии утвердил Оливера Чейсом своим кандидатом на президентских выборах. Внутри партии Чейс ассоциируется с более прогрессивистским и либеральным крылом.

Если либертарианцы продолжат укреплять свои позиции, то дальше им будет легче участвовать в дебатах и других политических процедурах.

В нынешнюю президентскую кампанию две основные темы — это экономика и внешняя политика. В случае с международными отношениями у Трампа есть более конкретные предложения, тогда как Байден больше апеллирует к ценностям.

Юридический аспект также важен. Предстоящая президентская кампания станет одной из самых дорогих в истории США, и в это время Трамп тратит большую часть своих средств на судебные разбирательства, а не на агитацию. Сейчас против него ведется несколько уголовных дел. Верховный суд США рассматривает вопрос об абсолютном или частичном иммунитете президента, что создаст важный прецедент для будущего.

На текущий момент наиболее вероятным кажется осуждение Трампа по делу Сторми Дэниелс, скорее всего присяжные признают его виновным. Другие дела включают участие в событиях 6 января, обвинения в попытке фальсифицировать выборы в Джорджии и хранение секретных документов на вилле во Флориде. Большинство судов по этим процессам отложены и, скорее всего, не начнутся до выборов. Поэтому реальная угроза для Трампа исходит только от дела Сторми Дэниелс в плане удара по репутации. В ближайшую неделю мы узнаем, что произойдет дальше.


Наш разговор с Павлом состоялся 30 мая. На следующий день после записи интервью суд присяжных признал Дональда Трампа виновным по делу Сторми Дэниелс. Павел Дубравский так прокомментировал результаты разбирательства:

«Трамп стал первым президентом США, которого признали виновным в совершении преступления. Вынесение приговора назначено на 11 июля, незадолго до Республиканской конвенции 15 июля. На ней Трампа должны утвердить кандидатом от партии. Наказание будет зависеть от судьи, он не обязан отправлять Трампа за решетку. Позиция окружного прокурора Элвина Брэгга нам пока тоже неизвестна, будет ли сторона обвинения требовать заключения для экс-президента. После решения у Трампа будет 30 дней для подачи апелляции. Обычно процесс пересмотра решения составляет от нескольких месяцев до нескольких дней и проходит через разные инстанции. Команда Трампа будет затягивать этот процесс всеми способами и дожидаться параллельного решения в Верховном суде по делу об иммунитете президента. Кампании Трампа решение суда не помешает. Он даже сможет проголосовать за самого себя во Флориде. Если политик окажется в заключении, то по заявлению сопредседателя партии Лары Трамп, он будет организовывать онлайн-кампанию с включением на митингах по трансляции. Так уже делал Байден в 2020 году во время пандемии. Электорально Трамп может потерять от 4% до 9% избирателей по разным опросам среди своих сторонников. Полный эффект от вердикта мы сможем узнать по результатам опросов в ближайшие недели. Первую — эмоциональную реакцию. Вторую — после эмоций, реальное влияние приговора на избирателей».


Беседовал Александр Бочаров — редактор журнала «Фронда», автор телеграм-канала «Политфак на связи».


Рекомендуем ознакомиться: